edatagg (mynativelng) wrote,
edatagg
mynativelng

Categories:

Хатай - серия третья - Южная провинция

Турецкий юг - часть 3.
Турецкий юг - часть 1 здесь
Турецкий юг - часть 2 здесь

Жизнь турецких провинциальных городов протекает плюс-минус по одному стандарту. Здесь сильны традиции. Здесь существует аномальная привязанность к семье, в которой прослеживается строгая семейная иерархия и зависимость от главенствующих членов семьи.


Многих жителей в их желании раскрепощения и попытках обретения некоторой свободы сдерживают неразрывные узы и цементные, консервативные традиции аширета (кланов), ставят любого в зависимость от установленных негласных местных правил и давления религии.

Малые турецкие населённые пункты хоть и планомерно, динамично развиваются, но на традиционность турецких семей это никак не влияет. Существующее неравенство, дискриминация, сила местечковой поруки остаётся вне всяких эволюционных изменений.



Культура торговых центров (моллов), существующих в столице и крупных современных городах (Стамбул, Измир), постепенно приходит и сюда, несмело втёсывается в местные провинциальные реалии, пытаясь их изменить.

Моллы посещают в основном студенты, учащиеся, молодые родители с детьми, экспаты. Наличие в Антакии и Искендеруме крупных торговых центров закладывает иной стиль жизни и вносит новизну в быт местных жителей.



Две женщины пожилого возраста идут по моллу. Одна женщина, видимо, проводит экскурсию своей подруге, проживающей, как стало понятно, в другой части города.

Она, восторженно обращаясь к подруге, говорит:
-Посмотри! Здесь такие бренды! Такие крупные магазины! Обслуживание на высоком уровне. Сейчас мы сядем в каком-нибудь хорошем кафе выпить чашку кофе.

Другая со скукой ходит за ней и скептически отвечает:
-Ну и что здесь особенного? Здесь нет вида на море! Я не считаю места, где нет моря, полезными для изучения.

Университеты, вновь открытые в районных центрах, приносят в жизнь провинции другую культуру. Здесь начинает чувствоваться дух некоторой свободы и раскрепощения. Сегодня моллы в Искендеруне, Антакии находятся в районах, где поблизости расположены кампусы или сами университеты. В Кахраманмараше после открытия университета по городу стали ходить девушки и женщины без сопровождения. Мало того, они обрели такую «наглость» ходить в коротких юбках! До некоторого времени такое событие в глубокой турецкой провинции невозможно было представить. Получается, что наряду со строительством мечетей, полным ходом идёт модернизация векового уклада турецких жителей.



Молодёжь на набережной Искендерума и в ТЦ это уже более-менее раскрепощенные молодые люди, имеющие своё мнение по отношению к миру. Мнение, которое может кардинально отличаться от взглядов семьи. Поведение их говорит уже о чуть большей свободе, чем они могли позволить ещё несколько десятков лет назад. Влюблённые держатся за ручки, целуются и вообще не скрывают обществу своих чувств. Новое поколение из деревень стараются убежать от консервативных родителей в районные центры или попасть в столичную, стамбульскую, измирскую группу студентов. Местная молодёжь уже отдыхает в питейных заведениях и несмотря на абсолютно непьющих родственников употребляют алкоголь, наркотики. Но даже учитывая все эти подвижки и приближение к западному образу жизни в турецком обществе, турецкая провинция всё же имеет свою неизбывную статичность, у которой особый «запах» скуки.


Жизнь в провинции имеет своё преимущество: покой, дешевизна, близость моря. На берег Средиземного моря в турецкую глубинку уезжают жить пенсионеры, люди, которые по долгу службы обязаны проживать тут, все, кто каким-то образом не мыслит себя в другом большом городе.


Утро в провинции, кроме тех, кто идёт на намаз, начинается поздно, а ночь начинается рано - в 20.00. Мне кажется, что жизнь в мегаполисе намного многограннее, даже если большая часть этой жизни проходит по дороге дом-работа.



Но, имея силы и революционность мышления, не представляю, как можно засесть в провинциальном «болоте». Это не снобский подход. Нет. Даже, если у жителя большого города есть миллион причин, чтобы не успеть и не попасть на культурные мероприятия, но сама причастность к этой жизни даёт ощущение радости и восторга. Не потому, что жители столицы или Стамбула имеют больше возможностей посещать культурные мероприятия. Сам стиль жизнь складывается из того, что при наличии новостей о различных событиях города, проявляется интерес и причастность к чему-то духовному, а не только к еде или как прожить этот день. Интерес к этой самой «другой» жизни даёт человеку силы выжить в борьбе за существование. Поэтому вполне могу понять людей, которые приезжают из Москвы, к примеру, и считают провинцией нашу столицу Анкара.



Это просто привычка жить другим ритмом. Это постоянная движуха: куда-то, зачем-то. Это раннее утро. Для многих желание избавиться от жизни, где есть необходимость вставать и спешить на работу, учёбу является приоритетным. Ну это на любителя. В общем, я не из их числа.



На набережной Искендеруна полно полицейских служащих, которые проводят рейды и обходы местности. Для сравнения - в городах на побережье Чёрного моря, полицейским работы нет. Из-за отсутствия преступности, полицейских на набережной Синопа, Акчакоджа даже не видно.

Конечно, очень близкая граница к военным действиям на территории Сирии, треки беженцев и террористов, делает местность Хатай не совсем безопасной.

В Турции принято умершего, погибшего хоронить на родине. Путь человека начинается и завершается на родной земле. Где бы он ни жил, чем бы ни занимался, но покой его душа и тело находит на своей земле. Как герой сериала «Şahsiyet» / «Личность» говорил, что гороскопы надо ставить не по звёздам, а по местности, где он родился. На кладбище в районном центре целый участок могил военных и полицейских, погибших в результате стычек с террористами. И так, конечно, по всей Турции. Но погибают солдаты, к нашей общей печали, в основном на юге и на востоке Турции.



Хотя среди ночи на набережной Искендеруна можно встретить прогуливающихся людей. В кафе, работающих в режиме 7/24, можно увидеть в 3 часа ночи группы людей, поедающих жирную еду, обильные мясные блюда и тяжелую сладкую баклаву. Всё это обеспечивается колоссальной работой местных властей, префектуры и органов, ответственных за безопасность в районе. Поэтому здесь так много военных и полицейских кордонов и блокпостов. Нельзя ездить на местном автобусе, не имея при себе удостоверение личности.

Вообще, надо уже привыкнуть к тому, что Турция не совсем безопасная страна, так как имеет большой наплыв беженцев, среди которых проникают и террористы. Поэтому путешествовать без документов куда бы то ни было нельзя.

В этой связи в 2018 году принят закон, который даёт право государственным службам, имеющих отношение к безопасности, где угодно и без причины останавливать граждан и проводить проверку документов личности. В случае отсутствия документов, можно попросить дозвониться до тех людей, которые могут привезти удостоверение и предоставить его служащим полиции. Но к тому же нарушителю порядка могут выписать штраф в размере 50 лир. При невозможности предоставить документ, подтверждающий личность и легальность пребывания на территории Турции, полиция имеет право задержать до момента установления личности.

Люди в Хатай имеют массу особенностей. Они не любопытны и имеют даже определённую сдержанность в выражении эмоций. Сказать по правде, в Анкаре намного больше людей, эмоции которых давят на всё окружение в общественных местах. На улицах в Хатай никто не орёт. В речи присутствуют нотки вежливости и обращение на «Вы» является для многих привычным словом. Грамматическая форма =bilir misiniz. Вы(!) можете…. что-то сделать: вы можете пройти сюда, открыть окно, присесть к тому окну. Хочется посоветовать всем - поезжайте в Бурсу. Там привычно всем тыкать. Что-то сказать вежливо – из области фантастики. Наш гид по Бурсе, если привозил в какое-то местечко, например, в кафе часто предупреждал местных: «Это гости из столицы! Вы там с ними повежливее… Предлагайте им лучший сервис и не позорьтесь. Они очень культурные. Одним словом – интеллектуалы.» Насмешил, ей-богу, интеллектуалы!

А обращение «абла/сестра», «аби/брат» привычнее слышать на улицах Анкары – столицы Турции, чем среди местных Хатая.



Если вы спросите на улицах Анкары как пройти куда-то. Считайте, что на полчаса вы застрянете под градом вопросов: «Приезжий? Откуда? Почему приехал в Анкару? Что делаешь здесь?» Спросят обо всём, вплоть до размера зарплаты.

В Хатай на улицах прочувствовали даже какое-то разочарование. Мы так важничали «столичным шиком», но ни одна душа не поинтересовалась откуда мы приехали. Нигде. Никак не спросили.

Особенность иметь «прилипчивость» и изрядное любопытство можно встретить и в Стамбуле, и в Анкаре, и даже в Измире.

Видимо, сборная солянка в мегаполисах говорит о том, что турецкие жители чрезвычайно привязаны к своей местности, к традициям, которые хотя и имеют некоторую схожесть, но всё равно разнятся от местности к местности.

Попытка найти «себе подобных» проглядывается в вопросе, который чаще услышишь на улицах больших городов: «Откуда ты?»

Как будто каждый проживающий в Стамбуле или в Анкаре турок чувствует себя иностранцем. А принадлежность, допустим, к небольшому городку Чанкыры, открывает близость душ двух людей мегаполиса.

Мегаполис это трудная, нервная жизнь и одиночество. И, конечно, чувствуется различие не только в наличии событий, темпе проживания, но в том, как люди говорят. Все хатайские говорят тихо и медленно. Либо это местность такая, где много воды и она поглощает звуки. Мы в Анкаре живем на 1 километре над уровнем моря и звуки чаще очень пронзительны и действуют раздражающе.

Были свидетелем небольшого конфликта по пути из Искендерун в Антакию. На дороге, в каком-то селе останавливают, как стало понятно, местные «братки» и требуют у водителя взять двух пассажиров. А так как в минибусе нет мест, шофёр обращается к двум студентам – (они же никуда не спешат и у них нет важных дел!). Он просит их пересесть на следующий минибус, чтобы освободить место двум господам, которые, типа, бизнесмены и у них в городе дел по горло. Как ни настаивал «браток», обращаясь к шофёру, никто из автобуса, разумеется, не вышел. Все полюбовно разошлись. Важные пассажиры всё-таки остались на дороге ждать другое маршрутное такси, а наш шофёр завёл драндулет и поехал дальше. Женщина, ехавшая с нами, всю дорогу бубнила, что «видимое ли дело, считать кого-то людьми… А остальные так не люди что ли?». Шофёр ей поддакивал. Ни один пассажир не издал ни звука и продолжал ехать в своём режиме, погрузившись в телефоны. У нас в Анкаре небольшой спор за место в транспорте превратится в баталию, где будут задействованы все пассажиры. Крик, выдирание волос, мордобой. В худшем случае просьба шофёра пересесть в другой автобус с большой вероятностью может превратиться, условно говоря, в огнестрел.

По приезду домой, в Анкару, сразу же в автобусе «Белко», который едет из аэропорта в центр, прочувствовали всю нервозность столичной жизни. Водитель так резко ехал, выкрикивал остановки, и грозно спрашивал о багаже, что становилось не по себе, что посмел иметь багаж, из-за которого побеспокоил шофёра. Ещё несколько лет назад Анкара была очень скромным провинциальным городом, со спокойными жителями. Но, видимо, борьба за существование превратила жителей столицы в нервных, дерзких, уставших людей. И каждый звук, случай у них вызывает раздражение и взрыв. Водители и жители в Анкаре в последнее время совершенно не сдержаны, резки и совсем не мимишные. На дорогах творится ад. После Хатай это стало особенно заметным.

Но всё равно Хатай – это провинция. И вот ещё один показатель. Отношение к политической жизни страны. В практически каждом кафе районных центров установлен телевизор, а политическая жизнь столицы является приоритетным интересом чуть ли не каждого жителя Хатай. Заметна сильная девиация и дихотомия интересов к политике. На деле распределение власти в Хатай таково. На выборах 31 марта 2019 года в областном муниципалитете победила партия оппозиции НРП. Антакия, Искендерун, Алтынозю,Хасса, Кырыкхан, Пайяс, Яйладагы– правящая ПСР (AKP), Арсуз, Дефне, Эрзин, Самандаг – оппозиционная НРП (CHP), Белен, Дортйол, Кумлу – националистическая ПНД (MHP).

Жители Анкары политичны. Но в силу высокого темпа жизни и отсутствия большого интереса и доверия к госисточникам, им привычнее читать о новостях, а не смотреть по ТВ. В столице всё же из-за нехватки времени о новостях предпочитают узнавать из печатных изданий, и это не всегда государственные источники. Заметна большая тяга к альтернативным медиа, чего лишены жители провинции.

Еда - культ провинции. И это объяснимо. Нет развлечений. Времени валом. Чем занять себя? Превращающиеся в ритуал завтраки, обеды, ужины, плавно переливающиеся в друг друга. Переход из завтрака в обед, из обеда в ужин. Бесконечные церемонии кофе, чая, поедание сладостей. Гадание на кофейной гуще одно из самых статусных развлечений.



Идём по улице Искендерун. Вижу бюро информационной поддержки туристов. Офис при поддержке государственной власти края. Надпись на английском. Захожу. Конечно, обед. Все сотрудники и половина гостей бюро сидят за обильно накрытым столом. Спрашиваю про однодневные экскурсии по местности Хатай. Симпатичная, ухоженная женщина подскочила ко мне:

-Ой, что вы! Откуда! Мы таким не занимаемся!
-А чем вы занимаетесь?
-Мы организуем для иностранных туристов информационную поддержку, проживание, экскурсии…
-???
-Ну мы можем забронировать отель, к примеру. Иностранцам. Какая помощь вам нужна?
-Ну считайте, что мы иностранцы. Но проживаем в Анкаре. Отель нам не нужен. Хотим увидеть ваш край и хотим организоваться в экскурсию, посетить местные достопримечательности с профессиональным гидом.
-Неее. О таких турах вы можете узнать в любой туристической компании. Но мы вам можем подарить брошюрки. Там всё описано. А вообще, зачем вам экскурсии. Вон, почитайте наши рекламные проспекты. Идёмте с нами обедать!

Вручили проспекты, записали имя. Обмен мнениями и реклама о крае на этом закончились.

Куда ни глянешь, в какую организацию ни зайдешь, накрыт стол и все сидят за столом. Такова жизнь провинции. Еда как самоцель. Но надо быть осторожным в выборе блюд.


В Хатай очень распространён тимьян. Его солят, жарят, добавляют в печёное, в сыры, в супы, во всё. Едят в сыром и переработанном виде. С непривычки может не повезти и закончится плохим самочувствием.



В настоящее время по Турции путешествовать удовольствие. Всё есть: развитая инфраструктура, транспортная сеть, возможность доехать до любого туристического объекта, наличие в достаточном количестве койко-мест в приличных отелях, наличие многочисленного числа кафе, в том числе и брендовых, франшиз, на любой вкус требовательного туриста. Но отсутствие информационной поддержки локальных туристических организаций, отсутствие достаточного числа гидов, однодневных туров, экскурсий, лоббирование рынка экскурсионных услуг ставит Турцию в не очень выгодное положение.

Мы поинтересовались об однодневном туре по области Хатай. Местная туристическая компания пыталась продать по цене, как если бы мы прилетели на самолёте. Приехать из Стамбула, Анкары в 2-3-4-дневный авто/самолёт тур однозначно выходит на порядок дешевле. И такие интеллектуальные туры имеют большой охват туристических объектов при наличии гидов, но как правило, на турецком языке.


В настоящее время местный туризм, предлагающий услуги на рынке больших городов, имеет хорошее, поступательное развитие. Но в провинции к этому движению никак не притянут местный туристический сектор. Приехать самостоятельно в Хатай можно. Но, с учётом тех возможностей, которые предлагают центры для местных туристов, и в связи с отсутствием предложений от местных туристических агентств, будет довольно трудно охватить и получить весь спектр достаточной информации и без особых усилий посетить все объекты.



Одним словом, участвуя в туре из Стамбула/Анкары, за пару дней можно охватить намного больше, как если бы путешествовать самостоятельно. Даже не в плане экономии средств, а в плане особых подъездов, развилок, входа на территорию отдельных туристических объектов, о которых знают профгиды, обеспечивает хорошую экономию времени, компактность и целесообразность всего тура в целом.


Хатай – это действительно очень интересный край и в плане культурно-исторического наследия, и в плане курортного отдыха. Прекрасные, чистые пляжи. В Арсуз в конце октября температура воздуха 30 градусов, температура моря 23-25 градусов. На пляже никого! Но под отдых есть всё необходимое: маркеты, платный, бесплатный пляжи, апарты под сдачу, отели. Для местных это вообще «не сезон».


Провинция хочет презентовать себя помпезно. В самом старом районе, в тупиковой улочке, на краю села, если это парикмахерская, то обязательно Салон для леди, под каким-нибудь помпезным названием на английском «Woman in red - New Style hair», «Black woman – design hair», «Design from New York». Если это магазин вечерних и свадебных платьев, то обязательно только дом моды, стиль итальянской/французской моды и никак иначе. Желание приукрасить жизненные реалии остаются при отсутствии достаточной культурной жизни только в одном событийном мероприятии – это свадьбы, обрезания и что-то похожее.


Не претендую на специалиста по оценке области и касательно проживания местных жителей. Только один взгляд, один трек. Этот трек был связан с воспоминаниями о муже, скончавшегося 3.10.2019 года. В 1995 году мы осуществили первую поездку по всем этим местам. Изменилось только наличие большей инфраструктуры. Но как и прежде, меня нисколько не разочаровали места, которые мне удалось увидеть впервый раз аж 24 года назад.

Tags: edatagg, taggeda, анкара, антакья, жизнь в Турции, жизнь в турции, жизнь городов Турции, жизнь турции, искендерун, моя турция такая разная, общество, путешествия, путь путешественника, стамбул, столица, торговые центры, традиции, туризм, турция, хатай
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments