?

Log in

No account? Create an account
новости, Турция, актуально

mynativelng


Mynativelanguage

Последние новости от Mynativelanguage


Previous Entry Share Next Entry
Безвозвратно потерянный светоч в турецкой истории. Рождение и смерть сельских институтов.
о Турции, Rusya hakkında
mynativelng
Интересный факт турецкой истории.

В статье использованы фрагменты воспоминаний Mehmet Başaran писателя и заслуженного учителя Турции, воспитанника сельского института Talip Apaydın, проработавшего много лет в сельских школах, затем посвятил себя творчеству, автора 45 книг, Abdullah Özgucur, İhsan Güvenç, Halise Apaydın, Pakize Türkoğlu.

Период образования сельских институтов пришелся на период второй мировой войны. После  освободительной войны прошло 15 лет, но страна была в разрухе, была бедной и не могла побороть безграмотность. Население Турции составляло 16.000.000, а читать-писать могли только около 2.500.000 человек.  На тот момент 80% населения проживало в селе, 40.000 сел оставалось недоступными, туда не было проезда.

Ученики сельского института
Ученики сельского института


Часы брифинга
Время брифингов
Занятия
Занятия

[Spoiler (click to open)]

Мастер класс на пианино
Урок музыки пианино 1946
 Урок музыки
Музыкальный урок
На строительстве
Строительство
Ученицы - воспитанницы сельского института
Девочки воспитанницы

Институтский музыкальный оркестр
Выпускной концерт 1946
Воспитанницы
Ученики
Час чтения
Час чтения

Час музыкального занятия
Музыкальный урок
Сельский институт Хасаноглан близко к Анкаре
Сельский институт Хасаноглан
Строительство
На строительстве
Ученицы сельского института
Ученицы сельского института
Институтский оркестр
Композиция AlinTeriye
Открытие института
Открытие сельского института

Театральная постановка для сельских жителей окрестных сел
Спектакль
Спортивные занятия
Спортивные игры
Музыкальный час
Свободный час занятия музыкой и чтения
Занятия навыками швейного дела
Обучение шитью
Занятия
Занятия


Партия CHP на 4-м конгрессе приняла программу развития сел. Министр образования Saffet Arıkan сказал Ататюрку, что в руках есть деньги, но нет персонала, кто сможет работать.

Мустафа Кемаль сначала планировал для поднятия сел применить кадры армии. Так как армия на то время была самая продвинутая в стране. Он хотел отправить кадровый военный персонал в села, чтобы они работали там не просто в качестве учителей, но и были оплотом  просвещения.

Руководителем проекта поставили İsmail Hakkı Tonguç.  Он родился в небольшом болгарском селе Сокол. Отец Исмаила переселенец из крымских татар, мать турчанка. После окончания сельской 4-х летней школы он был отправлен в интернат-школу мектеп- религиозную школу в Кастамону.

После прихода к власти Ататюрка он был отправлен в Германию для получения достойного образования. В 1925 году преподавал в школе подготовки учителей в Анкаре. Затем работал руководителем музея. В 1926 году был утвержден на должность инспектора школ. В период 1929-1933 он образовал  Gazi Eğitim Enstitüsü (факультеты, которые готовили преподавателей и военных, образованы в 1929 году).

В то время первое, что было сделано, отозваны военные из сел, которым дали  6-месячное обучение. 85 военных должны были стать учителями и проводниками просветления в своих селах. На праздновании 60-летия сельских институтов только один отстался в живых. Военным в день давали 2 лиры.

Выпуск 1937 года. Военные, откомандированные поднимать село
Военные, откомандированные поднимать село

Через год стало понятно, что военные не смогут реализовать реформу ликвидации безграмотности – для этого нужны профессиональные преподаватели.

 «Идея основания таких школ принадлежит Министру образования Турции (1938—1946 гг.) Хасану Али Юджель (тур. Hasan Alı Yücel), отцу знаменитого турецкого поэта Джан Юджеля. Данная реформа решительно поддерживалась премьер-министром Исметом Инёню, и главой средних школ Исмаилом Хакки Тонгуч. Данные школы послужили краеугольным камнем развития образования в сельских районах. В начале 1940 г. такая система образовательных школ напрочь отсутствовала в сельских районах Турции.» википеди

Хасан Али Юджель – это настоящий светоч того времени, учитель от Бога и просветитель. Он образовал переводческие бюро, которые переводили иностранные книги на турецкий язык. Он провел в жизнь многочисленные реформы образования. Так, результатом его усилий были созданы факультеты инженерии и медицинские кафедры. С его помощью открыта государственная консерватория в 1940 году. Он создатель первой турецкой энциклопедии. Это государственный деятель, при котором Турция была введена в состав  UNESCO.

Юджель в процессе принятия закона о сельских институтах, провел компанию популяризации и обозначил важность данного проекта. Он выделил 21 стратегических зоны сельских территорий, в которых будут расположены образовательные учреждения. Главное условие для их локализации был выбран критерий близкого расположения к железным дорогам. Благодаря его стараниям был принят закон, определяющий правовые нормы для университетов.

Поэтому когда встал вопрос о проведении реформы развития сельской местности, он первый очень активно взялся за продвижение и реализацию этого проекта.

Провести через Национальное Собрание данный проект и утвердить закон оказалось непростым делом. Против этого проекта выступил Кязым Карабекир- влиятельный государственный политик и командующий армии во время освободительной войны новой Турции с интервентами. В национальном собрании он был главным спикером. В результате голосования против голосов не было, но 38 человек просто не участвовали в голосовании.

В дальнейшем, участники, кто не проголосовал сформировали демократическую партию. Основными деятелями этой партии были Аднан Мендерес, Джейлал Баяр.

После утверждения закона ранее созданные школы (Их было 4 )  по подготовке преподавателей были преобразованы в сельские институты. В 1940 году были открыты еще 10 институтов. После окончания этих институтов выпускники обязаны отработать в сельской местности 20 лет с окладом 20 лир в месяц.

Данные учреждения по плану должны были воспитать новое поколение учителей, которые смогут не только устранить безграмотность и научить писать и читать сельское население, но и дать новый стимул прогресса, внести в массы просвещение, привить новый стиль модерна во всех сферах сельской жизни, дать понятие культуры и передать навыки современных ремесел и профессий, необходимых для обеспечения комфорта в сельских условиях. Планировалось, что учителя будут обучать музыке, рассказывать о направлении театрального искусства, обучать профессиям плотника, ремонтника, техника, агронома и др.
Главную роль в реализации проекта Юджел отвел Исмаилу Хакки Тонгучу. Тонгуч, получивший образование за рубежом и проработавший много лет в системе начального  образования, перевел много книг, которые являлись основной базой для обучения детей школьного возраста.

Тонгуч объездил всю Турцию и провел анализ местности, которая была бы в стратегическом плане удобной для позиции образования сельских институтов. И в это время в 1940 году принят закон об образовании и регулировании сельских институтов.
В Анкаре планировалось сделать образцовое учреждение, чтобы показывать иностранцам. И действительно, из анкарского института вышло много значительных имен, которые имели огромное влияние на развитие Турции в целом.

Вспоминает воспитанник сельского института Abdullah Özgucur автор книг по математике, заслуженный учитель: «Нам дали металлические ложки, мы привыкли пользоваться деревянными, как пользоваться никто не знал, и все смеялись друг другом».
Закладка первого камня  сельского института в Анкаре, по его словам, проходила помпезно, с барабанами и фанфарами, музыкой, хотя на месте института была только вывеска.

Так было положено начало строительству сельского института. Ученики вместе с учителями построили здание, 6 км железную дорогу, привели в порядок двор. За 6 месяцев здесь было построено 20 (!) зданий.

Исмет Иноню написал послание ученикам института, в котором сообщил, что сельские институты являются для республики самым ценным достоянием, что ученикам передается важная миссия сохранить эту республику.

Каждое утро начиналось в сельском институте со спорта и народных танцев. После завтрака ежедневно обязательно был час чтения. В каждом сельском институте были библиотеки, в которых было очень много книг, в том числе переведенные бюро переводами Юджеля. Каждый ученик должен был прочитать в течение года 25 книг классики.В институте давали также отдельно уроки музыки, литературы, учили сценическому искусству.

Уроки музыки и литературы  преподавали известные музыканты, поэты, писатели. Причем система была такая: уроки давали приезжие преподаватели. И поэтому на уроках всегда было интересно, так как учили всегда новому. Каждая новая звезда вносила свой шарм в обучение.

Обучение музыке проводили известные музыканты Âşık Veysel (Ащик Вейсел) и Ruhi Su (Рухи Су)!
Ашик Вейсель со своими учениками на уроке музыки в сельском институте Хасаноглан
Уроки музыки с Ашик Вейселом

В сельском институте Hasanoğlan  преподавали многие профессионалы из анкарской консерватории.
Каждый ученик владел музыкальным инструментом, знал приемы рисования, скульптурного искусства. В институте учениками разыгрывались театральные постановки, проводились концерты, читались стихи.

На сцене института были разыграны многочисленные пьесы из зарубежной классики: Мольер, Чехов, Софокл. Все постановки показывали местным жителям из ближайших сел. Особо показательные спектакли показывали на праздниках и тогда, когда присутствовали государственные комиссии.

Выпуск 1946 года. Спектакль
Выпуск 1946 года Спектакль
Театральной выступление выпуска 1946 года
Выпускной концерт 1946
На детей учеников сельских институтов большое влияние оказали известные музыканты, поэты, писатели. Дети как губка впитывали этот дух света, который несли им просвещенные деятели того времени.

После чтения дети шли на занятия. Программа уроков включала в себя стандартный план средней образовательной школы. Но помимо этого 25% всего обучения отводилось на приобретение мастерства в какой-либо профессии, а также были введены уроки агрономии, обучались методам и техники растениеводства, ветеринарии, животноводства, строительства.

По поводу того, что ученики работали в школе, в правительстве постоянно шли споры. Эта тема была, пожалуй, наравне с другими очень острой. Так, было много противников против метода обучения детей на полях, в настоящей жизни...

Еще 25% отводилось под уроки плотничества, обувному мастерству, навыкам обращения с машинами и техникой того поколения, для девочек предлагались обрести навыки швей, поварского искусства, медсестер.

При институте разводили пчел, ловили рыбу, содержали скот, выращивали растительную продукцию.
В то время из-за того, что индустрия была неразвита и страна переживала период развития экономики, детям выдавали хлеб на граммы.
По воспоминаниям Talip Apaydın: «Мы голодали. По утрам суп, вечером суп, в обед фасоль, плов из пшеницы».

В одно из посещений для Исмет Иноню подали отдельные блюда, которые отличались от меню учеников и преподавателей.
Ученики, которые выросли на идеях равноправия, подняли бунт. В школе начались протесты и провели срочно коллегию между учениками, работниками, преподавателями. Возмущенные ученики требовали объяснить некоторые моменты и недовольство выражали по отношению к ученикам, преподавателям, которые не выполняли какие-то обязанности, по отношению к кухне и поварам.

Ответчики выходили на трибуну посреди двора и должны были по всей серьезности привести в защиту свои аргументы. На трибуну вызвали директора школы, от которого потребовали ответ, почему он дал еду президенту другую,значительно лучшую, чем обычно давали в институте. Директор школы держал ответ перед своими учениками. Он ответил, потому что Исмет Иноню болен, поэтому он не может есть все, а не потому что он президент.

По воспоминаниям İhsan Güvenç о поступлении: «Нам выдали серую форму, подстригли и провели чистку от вшей.

Тонгуч был нашим и папой и надзором институтов. Он регулярно проверял все 20 институтов. И обычно в его приезд, он сам фотографировал и чаще как фотограф оставался за кадром. Он собирал на площади всех обитателей института и говорил, что учитель не имеет права ни под каким предлогом ударить ученика, сказать ему плохое слово, оскорбить. Тогда в этом случае и у ученика есть такое же право ответить учителю тем же».

Противники сельских институтов не оставляли свои попытки очернить систему возрождения сельского образования. Самой жесткой критике подвергался метод обучения девочек и мальчиков в одном учреждении.

В других школах тоже была форма смешанного обучения, но институты были интернатами, поэтому форма смешанного обучения вызывала много споров в политических кругах.

На самом деле, было очень трудно уговорить семьи изменить судьбу девочек, получив новый стиль образования. Мнение общества разделось на две части. Защитники нравов боялись, что в интернатах институтов творится разврат.

По воспоминаниям воспитанницы Halise Apaydın:  «Все были возмущены, как можно 10-летнюю девочку отправить в интернат, где есть мальчики. Все мои родные в селе, в том числе и мама, были против, но папа настоял на том, чтобы я училась в институте».
Еще одна воспитанница института Pakize Türkoğlu говорит, что в селе мы тоже не жили по отдельности. Весь день мы пропадали на полях, уходили собирать фрукты далеко от села, сажать на полях и девчонки и мальчишки, спали на торбах, никто из родственников нас не искал, никто и не думал о каком-то разврате. У нас всегда была поддержка друг другу и взаимопомощь.

Противники не останавливались только на теме защиты нравов, они критиковали институты за отсутствие цели воспитать новое поколение в духе национализма.

Также противники критиковали режим институтов и сравнивали его с нацистскими лагерями для узников, где использовался рабский труд.

По воспоминаниям воспитанников: "Мы действительно много работали. Но разве, если бы мы были в селе, столько бы не работали? И потом, мы работали на себя. Все, что мы производили, строили, чинили мы делали для себя. Мы сами же съедали результаты своего труда сажая с/х продукцию, вылавливая рыбу... Мы не чувствовали, что работали на кого-то, тем более имея такой свободолюбивый дух и всегда остро чувствуя несправедливость, внимая идеям равноправия, мы бы никогда не согласились работать как рабы."

Учениками в Анатолии был построен амфитеатр. Это был первый такой театр в этой местности.

В 1942 году первый выпуск институтов. В это же время принято решение открыть университет, который стал бы платформой специализации профессионалов в сельском хозяйстве. Поступление туда возможно с помощью успешно сданных экзаменов. Университет давал специализацию по 8 направлениям профессий, необходимых  в сельской местности. Для того, чтобы закончить высшее образование необходимо было написать научную работу по специальности.

В 1943 году Иноню посетил институт в Хасаноглан и был поражен таким явным прогрессом. Он дал распоряжение увеличить число сельских институтов с 20 до 60-и. Число 60 означает 200.000 образованных специалистов. Один из политиков возразил, что в правительстве нет бюджета и нет специалистов. На что президент сказал: «В дальнейшем, если вы не последуете моему совету, о многом пожалеете».

Первых специалистов стали отправлять по селам. Но специалисты приезжали в абсолютно не готовые деревни, где не было никаких условий для школ. Мало того, жители многих сел препятствовали работе учителей и не хотели, чтобы они работали там. В это время и приняли закон, согласно которому наказывали села, отказывающиеся строить школы и препятствующие учителям.
В CHP начались разногласия. Некоторые партийцы выступили с резкой критикой такого сильного давления на села со стороны государства. На что Иноню сказал как отрезал: «А что в селах нет хотя бы одной мечети? Вот как они смогли сделать мечети, так они и построят школы!»

В 1945 году начало конца институтов. В тот год после 5-летнего обучения отправлены выпускники в 1893 села. Страна уже начала видеть результаты, как произошел случай, который и стал отправной точкой для закрытия институтов.

В этом году в институт Хасаноглан для уроков театра прибыл основатель государственного театра  немецкий режиссер и актер Карл Антон Эберт. Но в самом визите было необычным то, что переводчиком у него был Сабахаттин Али, самый яркий представитель оппозиции в то время. Сабахаттин Али –отсидел в тюрьме, преследовался турецкими властями за произведения, в которых содержалась критика режима Ататюрка.

Факт, что писатель остался в ту ночь ночевать в институте и общался со многими учениками, учителями, стал смертельной  бомбой для института. В тот момент и стало понятно, что все обитатели института разделены на два лагеря – левый и правый. Правые сторонники сообщили в полицию, и в последствие они стали свидетелями по обвинению Сабахаттин Али в суде. Левых сторонников, которые общались с писателем, взяли под арест и предъявили обвинение.

В институте между учениками начались разногласия, волнения. Напряженная обстановка между разными лагерями иногда заканчивалась драками.

Инспектор Тонгуч прибыл по вызову руководства, провел собрание и беседы и предупредил учащихся, что они играют с огнем и станут причиной того, что институты в конце концов закроют.

На самом деле, случай в институте стал просто отражением напряженности и кризиса, существующим в политике того дня. Закончилась война. Получив эту новость в 1945 году Иноню, приветствуя Национальное собрание сказал, что страна была зажата условиями войны, и заверил народ, что сегодня пришло время для демократии. Как и предполагалось на повестку дня, с окончанием войны, вышли проблемы с институтами. Первые, кто поднял вопрос были партия  оппозиционеров.

Когда принимался закон о распределении земель между фермерами, многие депутаты CHP подали в отставку и создали свою партию. Демократическая партия против Народно-республиканской партии. Главные причины разногласий – это нежелание делиться своими землями со всеми крестьянами. Перестройка села и переход от правления шейха, агы, хозяина к правлению народному не понравился демократам. Реформа о распределении земель была в некотором роде прототипом советского закона о раскулачивании.

Воспитание детей в институтах полностью соответствовало той программе, которая была принята в Национальном собрании и которую не приняла оппозиция. Реформа должна была полностью уничтожить наместничество в селах и воспитать новый класс сельского человека. Увеличение такой образованной молодежи в селах, формирование самосознания сельчанина никак не входило в планы оппозиционной партии. Это рождало новую силу, которой невозможно управлять как баранами.

Слова Иноню: «Когда мы сможем достичь того, что у каждого - от сержанта до генерала, от простого гражданина до президента в сумке будет наряду с хлебом книга, вот тогда мы можем сказать, что  реальное развитие началось».

Началось постепенное уничтожение завоеваний и результатов институтов. Первое, с должности сняты самые главные люди, которые стояли у истоков образования, и усилиям которых так много могли достичь эти институты. Иноню, не выдержав давления общества, отстранил от должности Hasan Ali Yücel и İsmail Tonguc. Учебная программа была полностью изменена. Иноню, боясь потерять голоса на выборах под давлением общества, хозяев земли, именно  в это время в школы ввел в программу уроки религии и открыл  религиозные школы - имам хатипы.

В процессе предвыборной компании Партия демократов извергала лозунги один убойнее другого: «Институты – это коммунистическое логово», «Происки империалистов – это сельские институты».

Но несмотря на все предпринятые попытки, Иноню выиграл борьбу,но было ощутимы потери голосов  в процессе выборов.Премьером стал Mehmet Recep Peker.

В то же самое время в полицию пришло письмо, в котором сообщалось, что институт Хасаноглан является рассадником коммунизма, где читаются пропагандистские манифесты.

В конце письма были указаны фамилии учеников и учителей, которые придерживаются левых взглядов.

Запретили часы чтения по причине неблаговидного влияния книг на учащихся, отменили брифинги, где каждый мог высказывать свое мнение, из библиотеки изъяли самые лучшие книги. От института остался орган, который больше напоминал учреждение авторитарного образования.

Некоторое время в здании сельского института Хасаноглан в  1947 году была типография, в которой даже стали выпускать свой журнал, вышло 7-8 номеров в год.

Юджеля осудили за причастность к коммунистической деятельности, 3 года он отдал борьбе за справедливость, защищаясь в судах. Тонгуча перекидывали из учреждения в учреждение, в конце концов в Ататюрк Лицее ему удалось устроиться учителем рисования.
После закрытия сельских институтов в некоторых из них открыли религиозные школы имам хатипы.

Выиграв выборы в 1950 году, Партия демократов закрыла все оставшиеся сельские институты под предлогом идеологических противоречий.

Всего в стенах сельских институтов было воспитано 17340 сельских учителей, которые стали светочем в окне для села. Но с закрытием этих учреждений село осталось без будущего.

Но не все выпускники смогли работать по специальности, многие из них подвергались гонениям,за ними следила полиция, и некоторые были осуждены.

На 60-летия празднования оставшиеся в живых выпускники собирались в Анкаре.

В классической литературе сельские институты нашли свое отражение: Кемаль Тахир «Семечко в степи», Якуб Кадри «Чужак», Юсуф Зия Бахадынлы «Сель обрушился на Гюллюдже».
о произведениях:
http://stanbul.ru/content/blogcategory/419/528/

Документальное видео

Источники:

http://blog.milliyet.com.tr/koy-enstituleri-neden-kapatildi-/Blog/?BlogNo=104412
википеди
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5_%D0%B8%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%82%D1%83%D1%82%D1%8B